Новости

Евгений Асташкин: "Для успеха бизнеса в сельском хозяйстве важна любовь"

Коммерческий директор компании AGCO Finance рассказал Руслану Станчеву о санкционных вопросах в сельском хозяйстве, смещении инвестиций в северные регионы и новых технологиях

Ваша компания достаточно давно занимается продажей сельскохозяйственной техники. Тема АПК в России сейчас крайне актуальна. Но прежде, чем углубиться в эту тему, расскажите, как вам Нижний Новгород? Что вы здесь делаете? Каких покупателей или партнёров вы тут ищете?

Нижний Новгород мне очень нравится. А здесь в рамках совместного глобального проекта корпорации AGCO с официальными дилерами – так называемого Demo Road Show. Это мероприятие, в рамках которого наша компания совместно с партнёрами демонстрирует технику и рассказывает аграриям о её преимуществах, о новых способах возделывания и уборки культур. Мы как финансовая организация, как партнёр, продвигающий финансирование техники, говорим о программах лизинга.

Есть интерес среди нижегородских аграриев к вашей технике? Хотят ли они её покупать? Насколько я понимаю, цены на западные аналоги исчисляются в долларах и евро, что существенно дороже.

Безусловно, хотят. Конечно, интерес к импортной технике есть, но, как правило, останавливает цена, ведь вся техника, что используется в хозяйстве, должна окупаться. Собственно, для того и предназначена наша программа AGCO Finance, чтобы повысить доступность этой техники, сделав её цену (пусть в долларах или евро) предсказуемой на период владения – на те 3-5 лет, когда она должна будет себя окупить.

Ваша программа подразумевает под собой некую фиксированную цену за технику, и позволит в случае изменения курса валют или очередного финансового кризиса аграриям не пойти по миру?

Да, конечно. Цена техники фиксируется при заключении контракта, точно так же фиксируются все платежи, ставка на всё время действия лизинга – всё предсказуемо и очень прозрачно. В момент подписания договора крестьянин знает, сколько будет платить до его окончания.

Ваша компания западная. Среди её владельцев – американцы и голландцы. Взаимоотношения между США и Россией, как мы знаем, в последнее время не самые простые. Не мешает ли это вашей работе? Чувствуете какое-то напряжение? Или же бизнес есть бизнес, а политика значения не имеет?

Знаете, санкционные вопросы касаются, прежде всего, такие отраслей, как энергетика, транспорт, где велико участие государства.

Сельское хозяйство тоже подпадает под это условие.

Не совсем. Я бы сказал, что определённое влияние, конечно, есть, но в целом, у всех есть понимание, что Россия имеет огромный потенциал с точки зрения развития сельского хозяйства. Ни для кого не секрет, что российский парк сельскохозяйственных машин чрезвычайно изношен, и на полях работают старые комбайны, которым по 25-30 лет. Западные компании прекрасно понимают эту перспективу. Бизнес есть бизнес.

То есть рубить тот сук, на котором сидят западные компании, продавая в Россию свою технику за доллары и евро, никто не собирается? По телевизору говорят одно, а в бизнесе происходит другое?

Я бы сказал, что и по телевизору об этом не так много говорят. Основная риторика ведётся вокруг энергетики, ВПК и т.д.

Вы объехали достаточное количество городов России, и вам есть, с чем сравнивать. В последние годы Нижний Новгород не отличается особой активностью, серьезным развитием и стремлением к росту – здесь, скорее, стагнационная история. Причины обсуждать бессмысленно, но если сравнивать наш город с другими городами-миллионниками, то мы зачастую проигрываем. Как вы оцениваете Нижний Новгород и Нижегородскую область со своей позиции? Есть ли тут деньги?

Мне сложно сравнивать, поскольку я не так много времени провожу в каждом из городов, но, в целом, если смотреть на Нижний Новгород взглядом обывателя, я считаю, что он находится вполне на уровне других городов-миллионников. Везде есть и хорошие, и плохие вещи, везде ремонтируются улицы и прочее.

Не могу сказать, что наши клиенты из Нижегородской области выглядят лучше или хуже по сравнению со всеми остальными аграриями. Я сужу с точки зрения финансовой стабильности, доходности бизнеса, и, безусловно, есть те компании, фермеры, холдинги, которые могут получать прибыль и эффективно работать в регионе с рентабельностью в десятки процентов в разных секторах: животноводстве, растениеводстве и др.

Тема продовольственной безопасности страны актуальна ещё с советских времен и в современной России далека до совершенства. В Нижегородской области это очевидно сразу по ряду направлений. Понятно, что мы относимся к зоне рискованного земледелия, но, тем не менее, крупные компании заходят сюда, тратят тут свои деньги – "АФГ Националь", например, и др. Действительно, на сельское хозяйство тратятся миллиарды рублей, хотя все понимают, что этот бизнес серьёзно завязан на погодные условия, изменения в геополитике и т.д. Здесь играть "в долгую" тяжело – можно проиграть, но и играть "в короткую" в сельском хозяйстве тоже невозможно. Поэтому ключевой вопрос: что движет людьми, вкладывающими средства в АПК и пытающимися заработать?

Постепенно с развитием сельскохозяйственного бизнеса в России мы видим, как инвестиции постепенно смещаются с юга на север. И если изначально все вкладывали в Краснодар, Ростов и Ставрополь, дальше пошло Черноземье, то сейчас география медленно ползёт вверх. Это касается, прежде всего, конкуренции между крупными инвесторами – не так много регионов осталось в стране, где есть достаточное количество земли, которую можно безболезненно и по разумной цене приобрести, получив хорошую отдачу.

Опять же тема глобального потепления имеет место. Вы посмотрите, что выращивают на широте Нижнего Новгорода в Европе, какие там урожаи – в разы выше, чем здесь. Даже если взять более северные территории, например, Швецию. При применении правильных технологий, хороших удобрений, семян и т.д. можно получать урожай и здесь. Я уверен, что это будет развиваться, и мы в течение ближайших 5-10 лет увидим движение крупного капитала в ещё более рискованные зоны.

Как вы оцениваете поддержку аграрного сектора государством на сегодняшний день? Все, в основном, склоняются к одной точке зрения – государство достаточно вкладывается в сельское хозяйство. При этом всем известно, что существует множество заброшенных деревень, колхозов и совхозов, которые обанкротились и т.д. Как считаете, поддержка достаточная или нужно ещё больше?

Я не думаю, что есть какой-то уровень, на котором можно будет сказать, что поддержка достаточная. Если мы сравниваем, например, те деньги, которые выделяются на погектарные субсидии, то этот уровень в десятки раз меньше, чем в Европе. То есть поддержка есть, она, безусловно, ощутима – это касается и субсидий, и льготного кредитования. Если же мы говорим про проблему брошенных деревень, развалившихся колхозов, то это история не про деньги, а про то, что нет людей. Когда всё это разваливалось, местные жители уехали, а сейчас заманить их обратно нечем – здесь не только в деньгах дело.

Кому сейчас легче живётся: мелким фермерам, которые развивают сейчас экологически чистое производство, или всё же крупным компаниям, имеющим финансовое плечо? У кого из них больше оптимизма в эту секунду?

До того, как вы сказали "в эту секунду", ответ был очевиден – он был заложен в самом вопросе. Но, честно говоря, я про "эту секунду" не готов ответить однозначно, потому что на сегодняшний день существует довольно известная проблема – крупные холдинги собрали рекордный урожай и соберут ещё. Этот урожай нужно где-то хранить, переваливать и продавать. Я думаю, что если оценить уровень стресса у маленького фермера и финансового директора большого холдинга в данную секунду, то, возможно, он будет выше во втором случае. Хотя, если говорить серьёзно, то мелкому фермеру живётся очень и очень тяжело.

И, конечно, ему сложно надеяться на возможность купить у вас технику из-за величины вложений? Или всё же покупают?

Покупают, причем, покупают совершенно небольшие по российским меркам хозяйства – в несколько сотен гектаров. Это вопрос эффективности предыдущей работы: если фермер работал на протяжении 5-7 лет, получал хорошую отдачу со своей земли, вкладывал всё заработанное в своё же хозяйство, то он на сегодняшний день может позволить себе трактор – не такая уж большая разница в цене у небольших тракторов нашего производства и производства Минского тракторного завода (МТЗ).

Что пользуется наибольшей популярностью в вашей линейке? Понятно, что если мы говорим о больших комбайнах, то у нас есть "Россельмаш", который активно поддерживается государством, хорошие отношения у нас и с белорусским МТЗ. И каков у вас порядок цен? Сколько нужно готовить аграриям, чтобы купить у вас технику?

Я бы сказал, что здесь очевидно самыми популярными моделями являются те, что либо не имеют аналогов на российском рынке, либо аналоги сопоставимы по цене, но не по качеству и наоборот. Наверное, наиболее популярная на сегодняшний день модель – это небольшой трактор Massey Ferguson 6713 мощностью 130 л.с. Он интересен по всей России и во всех сегментах сельского хозяйства. Этот трактор весьма доступен для аграриев – до 4 млн руб. К тому же для него есть очень много финансовых продуктов, рассчитанных специально на небольших фермеров, которые помогают его приобрести, вложив довольно разумные средства.

А большие компании что покупают у вас?

Большие компании выбирают тракторы от 300 л.с. и выше. Если говорить про наши модели, то это Massey Ferguson 8690 (трактор мощностью 370 л.с. и стоимостью порядка 16 млн руб.) и Fendt – самый известный премиальный бренд в Европе, своего рода "Мерседес" среди тракторов. В прошлом году вышла новая модель, новая серия с мощностью двигателя до 500 л.с. Это, конечно, великолепный трактор.

В чем суть вот этой "премиальности" в сельском хозяйстве?

В инновационности его начинки. С помощью инноваций, компьютера и передовых технологий, которые внедрены в эту модель, этот трактор и работает эффективнее и позволяет быстрее возвращать вложенные средства. Это сказывается и на производительности в га и расходе топлива, и на ширине захвата орудий, которые могут работать с этой машиной. В итоге всё подчинено эффективности и окупаемости.

Обратимся к модной сейчас теме цифровой экономики и четвертой промышленной революции. Понятно, что в сельском хозяйстве базами данных не обойдёшься – необходимо что-то железное. И, тем не менее, интернет вещей, автомобили без водителей, сложные IT-системы, контроль передвижений – всё это наш завтрашний день. Насколько компания работает в этом направлении? Когда на российских полях появятся тракторы-беспилотники?

Мне сложно назвать конкретную дату. Конечно, концепты беспилотных тракторов есть, причем, не только у зарубежных производителей, но и у отечественных. Вопрос в другом: трактор-беспилотник для России в ближайшие 15 лет останется нонсенсом, поскольку мы имеем достаточно квалифицированную рабочую силу по сравнительно низким ценам, как бы плохо это ни звучало.

Нередко в различные отрасли приходят люди, не имеющие профессиональной подготовки. Это не только российская практика, но здесь это особенно часто встречается. Здесь интернет-компании покупают люди, занимавшиеся металлом, сельским хозяйством занимаются люди, изучавшие финансы и т.д. Всё же кем должен быть успешный аграрий? Что он должен понимать в первую очередь? Должен ли он иметь профильное образование или достаточно быть управленцем? Нужно ли разбираться в новых технологиях, чтобы "не проспать" завтрашний день? Может ли человек, ничего не понимающий в сельском хозяйстве, открыть успешный аграрный бизнес?

Да, конечно же, может. Вопрос очень интересный, потому что в своей работе мне приходится сталкиваться с десятками людей, которые заняты в сельском хозяйстве без профильного бэкграунда, пришедшие откуда угодно: из финансов, IT, спорта, армии и т.д. Я бы сказал, что основная черта, которая нужна для того, чтобы иметь успешный бизнес в этой сфере, – это, прежде всего, любовь к сельскому хозяйству. Всё остальное приложится со временем.

Какая из отраслей сельского хозяйства, на ваш взгляд, переживает сейчас наиболее бурное развитие? На что следует обратить внимание?

Если говорить в целом, то это, однозначно, big data, цифровые технологии – в этом направлении есть большое количество разработок. В ближайшие 5 лет объединение всех данных в один массив и повышение эффективности за счет этого, однозначно, будет главным трендом.

Публикация: 06.10.2017

Novatech.su - Евгений Асташкин: "Для успеха бизнеса в сельском хозяйстве важна любовь"